karwell: (а пофиг!)
[personal profile] karwell


- Ваше Высочество, немедленно сойдите с кушетки!
Принцесса презрительно сощурила желтые глаза и отвернулась.
- Сию минуту, я кому говорю! Ну... ну пожалуйста... Ну умоляю вас... Ну будьте так добры...
Ни взглядом, ни вздохом принцесса не удостоила Лину и осталась, где стояла. Шелковые нежные розы, растерзанные острыми копытцами, погибли безвозвратно, нитки свисали безобразной бахромой, из дырок торчала набивка. Теперь уже либо перетянуть либо выбросить, и скорее всего, выбросят.



Принцесса изящно склонила головку и с видимым удовольствием, ущипнув набивку,  вытащила из прорехи целый пучок. Ну пусть... В конце концов, это же ее дворец, вернее, ее папеньки. Хозяйка, ничего не поделаешь.
В обязанности Лины  входило три вещи: кормить принцессу и по часам давать ей лекарство, содержать ее комнату и саму августейшую особу в чистоте и опрятности и строго сохранять врачебную тайну, для того не допускать посторонних во флигель, где живут маги. А поскольку, исполняя обязанности фрейлины, Лина поступала в полное и безусловное распоряжение Их Высочества, то и самой ей из флигеля было не выйти, по крайней мере без личного разрешения принцессы. И толку-то, что вокруг цветут розы, в оранжерее зреют персики и порхают бабочки, а зеленые лавочки из дерна поросли по краям кружевами резеды. Принцесса нуждается в ее услугах ежеминутно, а коли так, и Лина будет сидеть взаперти, и даже окно нельзя раскрыть - из соображений безопасности. Чтоб эта чертова коза не выскочила в сад, задери ее волки!

Принцесса покачалась на точеных ножках, выплюнула невкусную набивку и спрыгнула с кушетки. Лина убрала с пола мусор, прихватила челочку принцессы алмазной заколкой, взяла щетку и золотой гребень и села чистить белоснежные шелковистые кудряшки.  Принцесса вздрагивала и сердито топала ножкой, когда холодный тяжелый гребень прикасался к бокам, золотые колокольчики заливались на ее шейке. Беленькая козочка, золоченые рожки. Прелестная картина, если не вдаваться в детали. Зеркала из комнат все равно вынесли, чтоб не огорчать Их Высочество.

Хорошо мэтру Валериусу, он днями напролет сидит в библиотеке, иногда беседует с королем, лично, с глазу на глаз, и для этого Их Величество откладывает все дела. Мэтр - приглашенный консультант, светило и знаменитость, ему не надо сидеть тут взаперти день деньской с принцессой, сходящей с ума от безделья. Впрочем, у принцессы есть одно развлечение - доводить всех вокруг до белого каления. Позавчера она носилась по комнате как ненормальная, сшибая стулья, вчера сорвала и зажевала занавески, Лине пришлось запирать ее в другой комнате - когда горничная вешала их обратно, чертова дрянь нарочно попыталась опрокинуть лесенку. Сегодня пока все мирно, Их Высочество всего-навсего разорвали кушетку, пытаясь стянуть “Журнал наблюдений за состоянием принцессы”. Валериус предусмотрительно убирает его в коробку, а коробку ставит на высокую полку. Впрочем, нечего и сомневаться - до вечера принцесса придумает еще сто всяких пакостей.

Туалет закончен, прозвонил колокольчик - и вошел слуга с подносом. На подносе лежали яблоки и морковка, под льняной салфеткой в золотой кастрюле томилась овсянка. Лина надела фартук, приняла тяжеленный поднос и со вздохом отправилась кормить принцессу. Подкрепившись, Их Высочество изволили улечься на кушетку и томно смотрели в сторону, пока Лина вытирала овсянку с пола. Слуга, его звали Яков, пришел убрать посуду, а заодно принес завтрак и для фрейлины, и тут в принцессу как бес вселился. Она подскочила, взмемекнула, вскинулась на дыбы... и на пол полетели кофейник, сливочник, омлет, сыр... То есть вот буквально все, что лежало на подносе и о чем уже полчаса так жарко мечтала несчастная помощница мэтра Валериуса. На паркете валялось смятое фруктовое пирожное, принцесса мигом слизнула и его, и сыр, топнула несколько раз по омлету - и одним прыжком оказалась на кушетке. Лина задыхалась от обиды, помогая собирать осколки и вытирать молочно-кофейные лужи, кофе пах просто одуряюще, есть хотелось все сильней. Слуга отправился на кухню, смущенно обещав что-нибудь поискать, раз уж такое дело. Лина  села на край кушетки и разревелась самым глупейшим образом. Больше всего на свете ей сейчас хотелось бросить все и удрать отсюда за тысячу земель, не видеть, не слышать, вообще не знать этот домик в саду, этого надутого короля, даже Валериуса видеть не хотелось. Ему-то легко говорить каждый вечер: потерпи, Лин, девочка не виновата, она травмирована насильственной метаморфозой, мы должны ей помочь... Страдает она, как же, тварь желтоглазая. Совести у нее ни на грош. И Якову на кухне достанется за разбитую посуду... Принцесса лежала на шелковом покрывале, изящно свесив ножку с крохотным копытцем, нежная и неподвижная, как фарфоровая статуэтка. За дверью послышались шаги - это возвращался Яков, ангельское создание приподняло головку, прислушалось, дверь приоткрылась... Лина, ухватив ее в прыжке за золотую цепочку, что есть силы врезала хулиганке по лбу, как раз туда, где росли золоченые рожки и заорала: “Сидеть, дрянь такая! Кому сказано! Совсем с ума сошла?!” Принцесса коротко вскрикнув, вжала голову в плечи и яростно взглянула на ассистента мага, но той уже было все равно. “Не хочешь по-хорошему, будем по-плохому, так и знай! - угрожающе прошипела Лина. - Будешь так себя вести, мы соберемся и уедем отсюда. И хоть всю жизнь тут козой прыгай, обмемекайся вся, не жалко ни на минуточку!”  Яков бесшумно поставил поднос на стол и мгновенно исчез. Лина, вся пылающая праведным гневом, демонстративно пошла к столу, села спиной к ошеломленной принцессе, налила себе кофе и с большим удовольствием позавтракала. То есть на самом деле без малейшего удовольствия, ну что она, в самом деле, сорвалась, руки распустила, наговорила всяких гадостей. А девочке и так плохо. Если б ее, Лину, заперли в двух комнатах, да еще и в козу превратили, она бы, может, еще и не так с ума сходила... Между прочим, крепко она ей заехала, рука до сих пор болит. Омлет оказался недосоленным, да и вообще жизнь как-то не задалась. Принцесса смотрела в пространство обиженными золотистыми глазами, за окнами чирикали какие-то пичуги, Лина подошла к кушетке, козочка дернула головой и отвернулась.
“Ну Ваше Высочество... Вы же и сами неправы... Я понимаю, вам тяжело, но я же тоже человек... - из глаз козочки скатилась слезка, Лин прикусила губу. - Ну не сердитесь. Давайте будем друзьями, мы же вам хотим помочь... А хотите, пойдем гулять? Ненадолго. Под мою ответственность, хорошо?” Принцесса растерянно взглянула на Лину, замерла на пару секунд и, грациозно спрыгнув с кушетки, подошла к дверям. Лин застегнула ей на шейке и груди изящную обвязку из голубых лент, и барышни вышли в сад. По правилам, выходить в сад позволялось только ночью, под покровом темноты. Но так пленительно чирикали птахи, так ласково пригревало солнышко, да и нет никого в этой части сада... Принцесса и фрейлина чинно прошли по сиреневой аллее до небольшой круглой полянки с фонтаном, и Лина сняла поводок. Целых два часа после этого они бегали наперегонки вокруг фонтана, валялись в траве, брызгались восхитительной хрустальной водой, а потом лежали, глядя в синее небо, и солнце припекало вовсю. Домой они возвращались вприпрыжку, Их Высочество изволили скушать обед без каприз, целиком, и даже потребовали вторую порцию яблок и свежего салата, весь день были в игривом и приятном расположении духа, а Лина подумала, что, может быть, ее служба при принцессе не так уж и плоха.

Когда после поздней прогулки и купания, Лина уложила принцессу в кровать и пожелала ей добрых снов, та нежно и тоненько отозвалась ей в ответ.

Каждую ночь перед тем, как пойти спать, мэтр Валериус и его ассистентка сидели на заднем крылечке домика, Валериус курил, а Лина грызла яблоки, звезды сияли над садом и запах трубки Валериуса растворялся в аромате душистого табака, цветшего у самого крыльца. “Знаешь, Лин, - вдруг сказал Валериус, - а ведь скоро нашей службе конец. Надеюсь, ты рада?” Что-то в его голосе было не то, но что именно, Лина не поняла. “Мы сегодня говорили с королем... Никто ее прямо не заколдовывал. Родилась обычная девочка, росла, как все растут. Феи и прочие ведьмы к колыбельке не собирались, скандалов никаких не было. Все контакты за последнюю неделю до метаморфозы проследить вполне возможно, встречалась принцесса только со своими - никаких обиженных старушек, отвергнутых женихов, веретен, змеиных яблок. То есть вообще никаких чужих людей. И постоянно под надзором. И из копытца она не пила, не то воспитание... Знаешь, что это значит?”  Что бы это ни было, оно уже заранее не нравилось Лине. Такой голос у Валериуса был, когда приходилось смиряться с тем, с чем смиряться не хотелось ни за что. “Это значит, что на ней дальнее заклятие, - вздохнул магистр. - И оно останется на ней до смерти”. “До чьей смерти? До смерти принцессы?” - с ужасом спросила Лин брата. “Как повезет, Лин. Если колдун умрет первым, тогда, считай, девочке повезло. Можно, конечно, вызвать его на честный бой и победить, но кто же знает, где он прячется и кто он вообще такой. А короли - люди сложные, всегда отыщется кто-нибудь, кто захочет им насолить”. Они сидели и молчали. Вокруг стояла глухая ночная тишина, тлел табак в трубке Валериуса, около фонаря толкались мошки и пара ночных толстых бабочек. “И что, - с дрожью спросила Лин, - ничем-ничем нельзя помочь? Знаешь, она плакала сегодня...” Мэтр Валериус, магистр и светило, коротко и зло затянулся, помолчал, выдыхая дым. “Можно, Лин. Наверное. Или нельзя... Если отрубить ей голову... Тогда, может быть, она расколдуется”. Лина взглянула на него, ничего не понимая: “Ты что, дурак? Как она расколдуется, трупом безголовым? ? Да нам с тобой король сам голову отрубит за такие дела!” Мэтр Валериус молча курил на крылечке, а когда табак в трубке кончился, выбил ее и набил снова. Король не возражал против эксперимента. Даже если он закончится... неудачно, ну что ж... народу пока ничего не объявляли, для всех принцесса гостит у августейших родителей покойной королевы, и пока никаких слухов не было. Если эксперимент пройдет удачно, Элизу вернут домой в красивой карете с ворохом подарков, якобы от бабушки с дедушкой, и считай ничего не было. Если же... что-то пойдет не так... Если мое предположение - ошибка...Тогда безутешный король-отец жестоко отомстит разбойникам, от чьей руки девочка пала в дороге. Народу объявят, что весь сопровождающий отряд и сама Элиза трагически погибли, всех похоронят с почестями, страна будет рыдать по юной невинной принцессе. Принцессе, а не паршивой козе. Будет горе, траур, но человеческое горе и приличный траур. И никакого скандала... Лин, он сам мне это предложил! Родной отец! И веришь, у него даже голос не дрогнул... Пока никто не знает про метаморфозу, Лин... Завтра я еще раз поговорю с принцессой и осмотрю ее как следует. И к вечеру, если не будет другого выхода... Лин, ну не плачь! Ну хоть ты-то не плачь!

Утром Лина, фрейлина принцессы в козьей шкурке, с улыбкой разбудила свою златорогую госпожу. Козочка спрыгнула с кровати, заскакала вокруг Лины, требовательно топая копытцем и мотая головою в сторону двери. “Не сейчас, не сейчас, Ваше Высочество, -  бормотала Лина, - сперва туалет, потом завтрак, а потом мэтр Валериус просит вас об аудиенции. Будьте умницей, не пинайтесь и не  бодайтесь, а то я решу, что произошла какая-то чудовищная ошибка - и вы не дочь короля!” Когда пришел Валериус, в старомодном напудренном парике и с сумкой наперевес, Лина сделала книксен и вышла в сад, ждать результатов последней проверки. Через час брат вышел к ней на крылечко и сказал: “Лин, она настоящая принцесса. И дальнее заклятие на ней - тоже вполне настоящее. В этом я не ошибся, дай бог, не ошибусь и в другом”. Конечно, она наотрез отказалась покинуть дворец на время эксперимента, сад оцепили стражники, ни единой души не было в домике, кроме Лины и принцессы. Валериус разрешил им погулять днем по саду, принцесса была рада-радешенька и носилась по комнате в предвкушении солнышка и веселья. Лин как могла, пыталась сдерживать слезы, малодушно бормоча, что у нее якобы болят зубы, и отводя глаза. Принцесса несколько раз пробежалась по дорожке, но все остальное время старалась держаться поближе к Лине, прижималась к ней бочком и порой шаловливо и нежно дергала зубами за юбку. Король так и не соизволил проститься с дочерью. Зато вернулся Валериус с незнакомым Лине высоким человеком, и фрейлину уведомили, что эксперимент имеет состояться через полчаса. У высокого человека на боку висел огромный полуторный меч.

Словно почуяв недоброе, принцесса наотрез отказалась выходить из комнаты. Она упиралась, отчаянно верещала, выворачивалась из рук Лины и забивалась в углы.  Наконец, устав ждать, Валериус сам пришел к ним. “Ну пожалуйста, - шепотом умоляла брата Лина, - ну давай лучше убежим. А ее возьмем с собой, все равно она тут никому не нужна! Ты же сам говорил - девочка напугана метаморфозой. Пусть все останется, как есть, а потом глядишь, и колдун сам умрет. Это же будет убийство, да? Ты же тоже так думаешь!” Что думал мэтр Валериус, осталось неясным. Он подошел к Их Величеству и тихо, убедительно сказал: “Принцесса, пойдемте. Осталась последняя проверка. Бояться не стоит”. И что же... упрямица покорно вышла вслед за ним, и они направились в соседнюю комнату, где ждал королевский палач с остро отточенным мечом. Лин села на растерзанную кушетку, зажала уши, но все равно слышала робкий перестук крохотных копытец и переливчатый звон золотых колокольцев. Потом Валериус нараспев что-то произнес, раздался короткий вскрик - и  на пол упало что-то тяжелое. А потом прошла целая вечность, оборвавшаяся воплем брата: “Лин! Получилось!..”

Наутро состоялся торжественный въезд Их Высочества в столицу - погостив у бабушки  с дедушкой, принцесса вернулась домой. Их Высочество ехали в закрытой наглухо карете и не пожелали отдернуть шторки, чтобы предстать перед подданными.

А днем мэтру Валериусу официально было объявлено, что в его услугах королевский двор нуждается по-прежнему, но ему надлежит отослать свою ассистентку. Девушка ненадлежащим образом обращалась с принцессой, злоупотребила властью над ней и теперь считается при дворе персоной нежелательной. К услугам мэтра Валериуса целый штат фрейлин, из них он может подобрать любую, чтобы та исполняла в сущности несложные обязанности ассистентки. Все слуги слышали, как принцесса, беседуя с августейшим отцом, топала ножкой и кричала: ”Я ненавижу эту дрянь! Она оскорбляла меня, издевалась надо мной, она осмелилась сидеть в моем присутствии... Она предательница! Я требую, чтоб ее вышвырнули из страны! И никакого жалования, еще чего! Пусть убирается к черту!”

Мэтр Валериус категорически отказался согласиться с данным требованием и покинул страну вместе со своей ассистенткой, госпожой Линой, младшей сестрой уважаемого мэтра. Вознаграждение им выплатили, но отныне въезд в страну был запрещен обоим. Слуги шепотом рассказывали, что перед тем как уехать, Валериус имел долгую беседу с королем, где заметил, что, очевидно, допустил ошибку, проводя обратную метаморфозу над Их Высочеством Элизой. И будто бы маг позволил себе дерзость заметить, что как была принцесса козой, так козой и осталась.



Date: 2012-09-04 11:16 pm (UTC)
From: [identity profile] alan-christian.livejournal.com
лучшее, что было до сих пор! Кроме гномов. Но гномы - не сказка))

и да, дети вдохновляют!

Date: 2012-09-05 08:26 am (UTC)
From: [identity profile] karwell.livejournal.com
ну тогда я ее нафиг редактировать не буду, по крайней мере в ближайшие два дни, а то козы эти...

Date: 2012-09-05 08:28 am (UTC)
From: [identity profile] alan-christian.livejournal.com
а чего тут редактировать? не надо тут ничего редактировать! Разве что чисто еще раз пробежаться на предмет повтора какого или лишнего прилагательного, но это такая ерунда, гигиеническая мания, ну ее нафиг)

Date: 2012-09-05 08:37 am (UTC)
From: [identity profile] karwell.livejournal.com
Ох, Рони-Тони, кто бы говорил...

Date: 2012-09-05 03:42 am (UTC)
From: [identity profile] nikab.livejournal.com
Чудесно, ага!
Настоящая-настоящая сказка!

Date: 2012-09-05 08:26 am (UTC)
From: [identity profile] karwell.livejournal.com
Ликую и пою!

Date: 2012-09-05 10:53 am (UTC)
From: [identity profile] division---bell.livejournal.com
Хорошо ))

Date: 2012-09-05 11:10 am (UTC)
From: [identity profile] karwell.livejournal.com
спасибо!

Date: 2012-09-05 04:22 pm (UTC)
From: [identity profile] frogg-y.livejournal.com
Спасибо за прекрасную грустно-правдивую сказку.

Date: 2012-09-06 08:32 am (UTC)
From: [identity profile] karwell.livejournal.com
Всегда пожалуйста, щас еще будет)

Date: 2012-09-05 04:44 pm (UTC)
From: [identity profile] havel-havalim.livejournal.com
Прррекрасно! И так..жизненно, знаешь ли )).

Почему я вдруг про Тиа-Леку вспомнила, не пойму..

Date: 2012-09-06 08:10 am (UTC)
From: [identity profile] karwell.livejournal.com
Бог мой, Драконтий! Потому что это они)))

Date: 2012-09-06 08:36 am (UTC)
From: [identity profile] havel-havalim.livejournal.com
йесс! А то я по ним соскучился. И думал - вдруг я чего-то уже..домысливаю, знаешь ли )).

Date: 2012-09-06 04:01 am (UTC)
From: [identity profile] bear-micky.livejournal.com
Прекрасная история. Спасибо.

Date: 2012-09-06 08:32 am (UTC)
From: [identity profile] karwell.livejournal.com
Однозначно - пожалуйста!

Date: 2012-09-08 05:54 pm (UTC)
From: [identity profile] http://users.livejournal.com/ate_/
отлично))

Date: 2012-10-29 02:14 am (UTC)
From: [identity profile] inigo-sagrado.livejournal.com
Очень верная сказка, брате) такая, что в пору крестнице прочитать)
Page generated Jul. 22nd, 2017 10:32 pm
Powered by Dreamwidth Studios