karwell: (снег идет)


Карильона не выплясывает с тяжелой трубой, выдувая огненный пузырь, не наплавляет на него цветное крошево осколков, не вытягивает прихотливые стебли лилий и хризантем. Ничего такого она не делает, даже кубки не вертит, хотя могла бы. Наверняка ее кубки стоили бы дорого и шли бы нарасхват. Но каждый день она сидит перед своей небольшой горелочкой - карманным дракончиком, выплевывающим струю белого яростного огня, - и вертит-вертит-вертит какие-то трубки, то белые, то аметистовые, реже - аквамариновые, еще реже - бледного палевого золота, почти никогда - красные. Read more... )
karwell: (Default)


Кажется абсолютной формула «Жизнь – бренна»,
хотя, если считать, что бытие вечно, то и жизнь вечна.
Две «вечности», бытия и жизни - в её биологическом смысле,
взятые в их сопоставлении в рамках вселенских времен, -
математически равновелики.
В.И. Вернадский определяет время как дление-бренность.
Ю.А. Урманцев и Ю.П. Трусов пишут,
что «время вообще предстает
как дление-бренность=самопрехождение всех материальных объектов»

Атемпоральность – ощущение нахождения вне времени, свобода от времени.
А. – фундаментальное свойство человеческого сознания.



Наша лодчонка уже битый час крутится над этой долбаной развалюхой, и все потому что Ряба и Петрусь никак не решат - конь на флюгере или крокодил. Ряба уже на крик исходит: ну посмотри, Петрусь, ну сам же видишь - у него копыта. Есть копыта? И гривка у него жестяная. Вон какая гривка! И дядька на нем сидит. Видишь дядьку? Петрусь смотрит на дядьку и мотает головой. Голова у Петруся огромная, глаза невинные и голубые. Хватит уже, Петрусь, ну достал всех, полетели дальше! Ну скажи: да, это коник, дорогие братья и сестры. Петрусь хлопает глазами, улыбается и мотает головой. Ряба медленно закипает и готов орать на упрямого Петруся, на шпиль, на всех вокруг. Прочие побросали работу и смотрят на них во все глаза. Мало на свете вещей забавнее, чем разъяренный Ряба. Только Шульман занят делом - все колдует со своими банками-склянками, потому что если оторвется хоть на миг, процессы пойдут сами собой, неуправляемой лавиной. Read more... )
karwell: (Default)
Эта сказка опоздала в Заповедник ко дню рыжих. Ну ничего. Бывает)


В общем-то, мир не очень склонен меняться. Особенно когда из оврага поднимается молочно-белый холодный туман, когда ели стоят темной зубчатой стеной, заслоняя черно-синее небо, а костер еле горит, и жалкие язычки облизывают плачевно сырые дрова. Никого в округе не сыщешь, кто бы не был точной копией своих родителей, а те – дедов, а те – прадедов. Я шляюсь тут уже не первый год. Каждый июнь как заведенный тащусь в эти края, местные на меня уже не особенно обращают внимания – я для них нечто вроде летней приметы: вылез наружу первый комар, холостые лягухи по вечерам заорали у ручейка или, скажем, приезжает дурак из городских - значит, лето началось. Трудно сказать, что заставляет меня сюда приходить. Верней, сказать-то несложно: собираю сказки, фольклорист-браконьер. Вместо того чтобы работать по лицензии, с обязательным опросничком, с очаровательной кудряшкой-помощницей, молодой филологиней с первого курса, я лешим торчу по чащам и оврагам, выбираюсь лишь изредка, чтобы запастись провизией, все больше хлебом, мясом и луком, а все остальное время донимаю разговорами угрюмых пастухов – ну или кого Бог посылает. Они уже не дичатся – не то что в первые годы. Наверное, к лучшему, что все тут ко мне более-менее привыкли, вернее, терпят присутствие бледного горожанина и общаются меж собой как ни в чем не бывало.

* * * )
karwell: (Default)

Заповедник Сказок



-Ну все, Ольга Михайловна, побежала я! Вы ведь закроете музей, все хорошо?
- Идите, Альбиночка, конечно. Под дождик не попадите!

Над переулком нависла тяжелая туча. Разом потемнело, нахмурилось, под окнами процокали босоножки Альбины да какой-то лихой мотоциклист пронесся на звере рыкающем, и все стихло. Ольга Михайловна заперла дверь на замок и поднялась к себе. Какие уж тут посетители, без пяти семь, и дождь того и гляди хлынет.

Read more... )
karwell: (с ложкой)

Заповедник Сказок


Бальтазар был волхвом и царем. Он прибыл из Африки, был черен, прекрасен собой и юн, и Младенцу подарил золото. А что такого, в Африке золота завались, там алмазы валяются по дорогам, забиваются в сандалии, их вытряхивают оттудова, чтобы при ходьбе не мешали. Бальтазар – из всех трех был самым простым и самым мудрым. К тому времени, как Младенец вырос, кто воскурил тот ладан, куда девалась та смирна? А золото всегда нужно, особенно ежели кто бедно живет, ведь вот оно как, даже тележки не было, ничегошеньки не было. Молоко им и то пастухи принесли. Вот тут-то Бальтазарово золотишко и пригодилось поди. А смирна ваша – да тьфу на нее совсем!


И тогда Беренгарий, не желая спать и поэтому обижаясь на бабушку, спращивал: а чего ж вы меня не назвали Бальтазаром? Я бы тоже был богатый!

- Спи, - говорила бабушка, укрывая его потеплее и задувая свечку. – Спи, чего выдумал. Как отец велел, так и будешь, да поди и среди Беренгариев богатые были.
Read more... )
karwell: (с ложкой)
Блейз, радость моя! С днем рождения тебя, и спасибо, что озаряешь собой февраль!

Представляешь, такие тупые у меня сейчас руки, что я даже не могу подарить тебе розу, хотя бы и картинкой. Но представь, что она тут есть, золотая, сам понимаешь. В Скарбо цветут розы, ты знаешь!
karwell: (Default)
Молвила дама Лапочка: Видите ли, я не думаю, что он "просто-напросто впал в маразм", что к этому всё сводится. Перес-Реверте тоже вроде бы известен абсолютно иными, очень критическими к мерзости (без кавычек) вещами. Вроде бы. Он её, мерзость, не разделяет - но тем не менее ненавидит её жертв, за исключением симпатичной ему группы, и признаётся между строк (практически уже в строках), что был бы непрочь изнасиловать пару-тройку англичанок. Ну вкусы у него такие, истинно корсарские:) Так вот по зрелым размышлениям я пришла к выводу, что вкусы у него не случайно такие. Они у него такие, какие запрограммированы католической "культурой", в которой ему не повезло родиться и вырасти, и его собственный агностицизм или что он там исповедует не делает его ни человечнее, ни чище. Весь уродский католический комплекс при нём: и жалистное нытьё, что-де вот инквизицию слишком сильно ругают, и ненависть к тем, кого предки убили, и гордость за исторические преступления, дивным образом сочетающаяся с враньём о том, что преступлений якобы не было/что они были не так уж и велики, и постоянные гнусные оскорбления в адрес соседей-некатоликов, и ненависть к другим (настоящим) христианам, от англичан и немцев до сербов, в том числе и по национальному признаку, и плохо скрытая готовность опять же мучить и резать, и нытьё по поводу того, что все нормальные люди зовут католических преступников преступниками, а не святыми. Я о нытье уже упоминала, но оно у них занимает очень важное место, так что стоит помянуть ещё раз. Этот идейный блок, в комплексе, Вы найдёте у множества людей, зараженных католицизмом, даже если они официально не члены этой шайки. Если ожидать от таких людей по дефолту именно этого, а не нормального человеческого поведения, можно сэкономить себе душевные силы. Надо просто учитывать, что говоришь с людьми, отравленными преисподней, и ожидать от них соответствующих ей, преисподней, позиций. Если они паче чаяния проявят себя иначе - что ж, слава Богу. Но рассчитывать на это не стоит.

Молвила дама Кредентес: Это я понимаю, и нахожу, к сожалению этот комплекс у наших общих знакомых по ЖЖ, которые устроили целое обсуждение того, что если кому-то противно оправдывание палачей, и данный человек выражает это в качестве эмоциональной реакции, то это дело надо давить в зародыше, поскольку это признак тоталитарного мышления. Особенно хорош там перл о том, что Инквизицию ввели, потому что шла гражданская война, и католики оказались проигравшей стороной, и их надо было срочно спасать...
Но, видите ли, у Ле Гоффа, если почитать его старые книги, вовсе нет подобного пакета. Это ему принадлежит знаменитая фраза, что РЦ думала, что выиграла битву с диссидентами в 14 веке, но на самом деле она проиграла ее перед судом истории. И так далее. Но насчет отравленных преисподней - спасибо, без шуток. Я Вам очень благодарна за этот совет.

Молвила дама Лапочка: Пожалуйста. Этот совет родился из печального личного опыта. После того, как я честно попыталась жить в мире с этой мерзостью и потерпела неудачу, я поняла, что, конечно, при наличии доброй воли можно приручить любую злую собаку, но только при условии, что это собака, а не оборотень-людоед. Оборотень и не захочет, а всё равно вцепится тебе в глотку. Не сегодня, так завтра. Им управляет инфернальная злоба, он за себя не отвечает. Если не хотите их ненавидеть, стоит думать о них как об оборотнях. Отстреливать их не надо, поскольку это смертный грех, но договориться с ними тоже не выйдет. У них (вернее, у их хозяина, который носит их, как перчатки) к людям интерес чисто гастрономический. Какой договор между хищником и теми, кого он считает добычей?

Особенно хорош там перл о том, что Инквизицию ввели, потому что шла гражданская война, и католики оказались проигравшей стороной, и их надо было срочно спасать...

ИМХО, ещё лучше перл о том, что Ле Гофф якобы "высказал мысль":) Как я люблю свидомых недоумков, которые были на Западе только проездом, и то не все, не отличают западных мыслей от стандартных антирекламных слоганов вроде "Х - это талибан!" или "У - новый Гитлер!", но при этом думают, что знают "цивилизованное общество" и как к нему прийти. Мысль он высказал, ага... В стиле "Партия - ум, честь и совесть нашей эпохи", примерно такая мысль. Надо себя не уважать, чтобы всерьёз обсуждать такую фразу.

Молвила дама Кредентес: Конечно. Он высказал бредовую идею. Которую не подтвердил абсолютно ничем. Просто взятую - даже не с потолка, а из старых книг - ведь новые он даже не удосужился прочесть. Зато теперь, читающие Фигаро "старые буржуа" будут рады...
Но про "отравленных преисподней" я запишу себе в мемориз... Это, конечно, многое объясняет. Хотя, с другой стороны, когда посмотришь на какие-то нейтральные моменты - ведь и у этих людей есть какие-то чувства, и не всегда даже злые. Отчего их так крючит наличие чувств у других людей?


Молвила дама Лапочка: Это, мне кажется, излишний вопрос. Их страшно крючит _наличие других людей_. Само по себе, просто по факту. Оборотней крючит от того, что другие люди _есть_; от того, что другие люди довольны жизнью; что другие люди не хотят стать католиками и не чувствуют в этом потребности; что они не чувствуют вины за то, что не хотят стать католиками и не чувствуют в этом потребности. Оборотней крючит от того, что другие люди вообще имеют наглость дышать, есть и пить, думать и чувствовать, работать и отдыхать, писать и читать книги, не будучи католиками. Всё в других людях, само их независимое бытие раздражает оборотней. Или, может быть, оно бесит ту систему, в состав которой оборотни входят, и это бесовское раздражение нередко передаётся её составным частям. Если не передаётся, они сохраняют автономный режим и проявляют те самые не всегда злые чувства, которые мы за ними замечаем в "нейтральные моменты". Их ненависть к нам - то же чувство, которое, должно быть, испытывал дьявол, видя изначальное непадшее Творение Божие. То чувство, которое и подвигло его напакостить в райском саду. Я здесь ссылаюсь, конечно, на классическую христианскую теологию, а не на катарскую.

Это также обьясняет, почему наши злосчастные обьекты не видят других людей как они есть, а видят их искажённо, всегда приписывают им какую-то пакость или то, что им кажется пакостью - "тоталитарное мышление", сексуальные извращения, психические дефекты и т. п.. Если бы человеческие составные этого гештальта или, если Вам больше нравится, этой _системы_ видели, скажем, меня или Вас как мы есть, они поняли бы, что нас, в общем, не за что ненавидеть. Любить нас вовсе необязательно, но и корёжить их от нас не стало бы. Не с чего, по большому счёту, тут плющиться, как жабы под катком. Рассудок отдельных человеческих составляющих системы вошёл бы в противоречие со стремлениями системы как целого, и они рано или поздно покинули или разрушили бы систему. Она решает эту проблему, встраивая в них модуляторы восприятия. Я не имею в виду ничего сверхъестественного - это просто эффект воспитания, НЛП, классическое "мы так видим". Поэтому они и "видят" в Вас жуткую тоталитарную ведьму. Что с них возьмёшь? Их даже вытащить оттуда невозможно. Человеческих сил для этого недостаточно. Обходить их надо десятой дорогой, как малярийное болото, и всё.

Молвила дама Кредентес: Я здесь полностью подпишусь под каждым Вашим словом, и так, собственно, и делаю. Не сообщаюсь с ними :-)

"Их ненависть к нам - то же чувство, которое, должно быть, испытывал дьявол, видя изначальное непадшее Творение Божие. То чувство, которое и подвигло его напакостить в райском саду. Я здесь ссылаюсь, конечно, на классическую христианскую теологию, а не на катарскую."

Знаете, мы верим ну в очень похожую вещь. Наша теология на самом деле не так уж далека от классической, как это обычно изображают доминиканские "ересиологи".
Мы верим в то, что дьявол хотел там не просто напакостить, а разрушить Царствие и сделать Божье творение падшим. И что последнее ему частично удалось.
karwell: (Default)
Когда Однажды грустно, она идет в кухню и щелкает клавишей чайника.
Через малое время кухню заполняет потрескивание, шорох и ропот, глухое
недовольство и, наконец, бурливое негодование. Однажды слушает чайник
и улыбается: ей нравится дразнить стихии. Чай пить Однажды не
собирается, по крайней мере, не сейчас.

В доме должно быть шумно, хлопотно, пахнуть сдобой, по всем окнам и стенам чтоб вилась и ниспадала традесканция, и восковой плющ бы зелеными волнами выплескивался из керамических кашпо. По дому должны во множестве носиться котята и щенки, дети, горничные, канарейки, белки, волнистые попугайчики, а кто-нибудь на втором этаже битый час должен разучивать этюды Черни. Сто раз повторять трель, не путаясь в пальцах, вверх по гамме, вниз по гамме, не выдержал – бах кулаком по
клавиатуре! И снова вверх по гамме, вниз по гамме, трель. А ничего
этого нет. Ни котят, ни канареек, ни скучных этюдов, школы беглости
пальцев. Однажды двумя пальчиками берет хрустальную рюмку,
переворачивает ее вниз головой и щелкает по прозрачному конусу с
ледяными насечками. Рюмка тускло звенит в ее руках. Когда-нибудь не
сейчас, ближе к декабрю, Однажды спустится в сад и развесит на ветвях
сливы целую дюжину хрустальных рюмок. И двадцать три нитки стеклянных
бус, чтобы под ветром бусины ударяли в рюмки, как в колокольчики.
Право, если пойдет снег, может получиться премило. Однажды аккуратно
ставит рюмку обратно на полку – еще разобьется раньше времени!

Каждое утро Однажды рассказывает себе самой свою историю. Каждое утро
история звучит чуть-чуть по-другому. Меняется самая малость – город,
откуда она родом, цвет глаз у ее первого мальчика, номер поезда и
название любимого бабушкиного пирожного. Кое-что она успевает отловить
и исправить, кое-что так и остается. Этой привычке уже больше семи
лет. Наверное, она никогда теперь не вспомнит, как оно было на самом
деле. Да, собственно, неважно, было и было. В ее бесконечном настоящем
давнопрошедшее роли не играет.

ммм )
karwell: (ВЫПЬЕМ!)


Дорогой брат rony_tonyРони-Тони, драгой и премноговозлюбленный Лектор! Счастливы мы, что сей звездный светоч воссиял в нашем развеселом Аббацтве, счастливы родители, даровавшие миру такое чадо, счастлив и я, видя в тебе, дорогой собрат, скопище всех мыслимых и немыслимых добродетелей! Благоухай же благочестием и распространяй его медовый аромат повсюду, а то что-то давно у нас лекторий пустовал, все больше в Лазарете расточаешь ты мед и яд своих поучений! Короче, Рони-Тони, будь счастлив, совершенен и обладай в полноте главной целью твоего Ордена!
karwell: (ключ от странного)
Когда у меня будет время,
Read more... )
karwell: (Default)
Они мне все так и заявили: ты с ума сошла. К кому угодно, только не к нему. С него ж проку никакого — у него и для себя еды нет, не то что тебе. И потом, большие его терпеть не могут — ты же видела! Рыжий со мной неделю не здоровался, а потом специально за ним бегал и такое про него кричал — повторить стыдно. Но не тронул. Еще бы он тронул
— он же себе не враг.

Только мамка ничего против не имела, наоборот. Может, из-за мамки я к нему и пристала. Если бы мы с мамкой не грызлись всю дорогу как бешеные, я бы еще трижды подумала, уходить мне или нет. А как мамка узнала, что я с ним ухожу, так добрая стала. Ещё бы, теперь все кобели ее, особенно Рыжий.
мммм? )
karwell: (deo gratios)
Все бродяжества приходят к концу, пришло и наше. Уведомляю: ближайшую неделю (полторы) дома, а там - как Господь рассудит))
karwell: (ключ от странного)

Заповедник Сказок


Моему дорогому дракону Блейзу. Или все-таки медведю?

В деревне Ложкомоево было тихо и пустынно. Под высоким серым небом, на окраине Ложкомоева болота как-то не хотелось ни кричать, ни пустозвонить, над головой вились и нудели безотвязные комары, где-то далеко гудела лесопилка, тарахтел во дворе мотоцикл – это Серый прогревал мотор, что-то у него там не заладилось вчера. Серый к Семенычу не пошел, у него свои дела, ему эта тварюка до лампочки, да и слышал уже про нее сто раз. В Ложкомоево тварюкой все по горло сыты, но мужики все равно собираются у Семеныча, все равно делать нечего, а так хоть на городских посмотрят. Телевизор уже приезжал, уж почти час им Семеныч про тварюку наяривал, но от всех его речей остались только «здрассьте» да «до свиданьица», остальное бойко нащебетала фифа с кудряшками. И то правильно, Семенычу куда в телевизоре говорить, он как рот откроет, кони дохнут. А теперь приехали новые, какие-то из ученых. Серый тогда сразу сказал, ты смотри, Семеныч, сперва из газеты, потом телевиденье, а под конец и на белой машинке с красным крестом пожалуют. Лечить тебя, дурака психического. Семеныч Серому чуть глаз не вышиб, с тех пор Серый к Семенычу не ходит.

*---------------* )
karwell: (ключики)
Венок Сказок доплетен, и в ожидании следующего сам собой завязался и получил воплощение следующий проект - Связка ключей. Зачем он нужен, что из себя представляет - а фиг его знает. Замутил его, конечно, holrich_hollНикита Харлаута, а поддержали покамест magenta_13Мудрейшая и inigggoИньиго Шаграду. Проект невелик, просто чтобы в ожидании великих дел размяться и проверить свои силы. Пока наметки, что останнется от текстов прри совмещении, ни я, ни кто другой просто не знают. Бог с ним со всем, итак, ключи



(рисунок приблизительный, за неимением лучшего)

ключ № 1, описание )
karwell: (с ложкой)
Простите великодушно, дорогие мои друзья,уже и весна, и Пасха даже, к Вознесению дело, а я только-только завершаю цикл. Но зато завершаю.

Заповедник Сказок

А по обледеневшей улице брел идиот, ежеминутно поскальзываясь и шипя сквозь зубы. В кармане куртки у него болтались ключи на железном колечке, а еще пригоршня шелухи от соленых фисташек, три зубчатых крышечки от лимонада, затертый по сгибам до мохнатого ворса листочек с черновиком великой баллады и одиннадцать рублей мелочью. Улица круто брала вниз, под горку, пройти по ней было не так-то легко, хорошо хоть нет ни машин, ни тетенек с маленькими собачками. Собачки обычно боятся встречных и поднимают истеричный визгливый вой, а машины просто очень уж противные. Прошел мимо помойки, в сотый раз позабыв выкинуть хотя бы скорлупки. Дом возвышается чуть впереди, надменный и непреклонный. Это вам не избушка-матрешка, и даже не сарай-пятиэтажка, это солидное строение номер пять, третий корпус. Правда, толку с того, если в подъезде холодно, пахнет сырой псиной, а псины в подъезде никогда и не водилось! Ну может и была какая, только до меня. * * * )
karwell: (с ложкой)
В Пальмовое воскресенье, верней, в субботу вечером, мы с rony_tonyРони-Тони, блин, то есть с Иеронимом-Антонием, братом лектором, будучи в радостно-приподнятом настроении после мессы и очередного его переезда, совершали... гм... богословскую беседу за Гинессом и . И в этот момент в двери нашего гостеприимного Развеселого Аббацтва постучался с должным соблюдением всех полагающихся приличий некто adunaiРадомир, каковой есть источник света, справедливости и непревзойденный зануда, да такой, что даже rony_tonyРони бледнеет и съеживается. Короче, приняли мы его, сердечного, потому что не принять невозможно. Поздравляю вас, братья и сестры, теперь у нас есть adunaiбрат Схизматик, многая лета и прочие дела.

С inigggoАббатом утрясено и согласовано той же ночью, он духовно забежал нас проведать и моментально ознакомился с пополнением в спсике братии. alanorПреорррище, теперь-то возликуем. Даешь сладки плоды за все труды по совращению честных схизматиков в ноябре!
karwell: (ключ от странного)
Интересно, на что бы я не пошел, чтобы все было, как раньше? Иногда я думаю, а что бы было, если бы семь лет назад там, в теплой женской глубине моей матушки заплескалась не рыбешка Лин, а, скажем, мой брат, такой же как я. Сын семьи, веками существующей, чтобы рожать девочек. Может быть, вдвоем мы бы обманули мироздание, как-нибудь уж поладили бы и разобрались друг с дружкой. Но такие мысли ко мне приходят редко, да и сам я их прячу, особенно от Лин. Она очень чуткая, моя сестренка, чуткая и нежная, и уже сейчас, хотя и кроха, спокойно читает меня, а зачем ее огорчать? В 17 лет довольно трудно пережить, когда твой голос вдруг начинает ломаться, а потом и вовсе крошится и постепенно исчезает, иссякает, уходит внутрь, сумасшедший ручей. Какой-то месяц – и вместо потока, пусть небольшого, не особенно серьезного, остается только сухое русло, пересыхающий на глазах ил, камни в водорослях, рыбы разбежались, камыш по берегам засох. Мне иногда снится, что мой голос возвращается ко мне, будто я иду и пою себе, как привык за годы молчания, пою что угодно, только для себя. И вдруг люди вокруг меня начинают оглядываться, крутят пальцем у виска, пожимают плечами, а я, молчальник Тиа-Лека, иду по улице и ору во все горло как блажной такую ерунду, что просыпаюсь переконфуженный, почти радуясь - это всего лишь сон.
*** )
karwell: (Default)
Когда в наш чудный горд приходит весна, она всегда делает это не вовремя. Всегда не вовремя. Я довольно часто жду ее, томлюсь, переминаюсь с ноги на ногу, смотрю на часы, неуместный и неловкий.
- Тиа-Лека, кого ты потерял? – спрашивает Джулия.

Она хитрит, моя кузина, она-то знает, кого. А иногда пропажа прибегает, когда ее и не ждут совсем. С утра у меня все валится из рук, с небы сыплется звон, подтаявший рассыпчатый снег сумрачно бугрится полудрагоценной хрустальной горой -- заходи, Тангейзер. Еще миг – и брызнут подснежники, желтые мать-и-мачехи облепят пригорок у гаражей, а потом набухнет молочная черемуха, ты и не вспомнишь, как брел по обледенелым коридорам между высоченными усталыми домами, ты вообще ничего не вспомнишь.

-Что, опять до утра в Сети висел? Ох, смотри, займусь тобой покрепче!
*** )
karwell: (с ложкой)


И счастье это - наш самый лучший брат Крючкотвориус, роза Скарбо, истиный изумруд нашего Аббацтва, ибо хранит тайны, исцеляет раны, радует глаз, открывает неведомое и умиряет бушующие страсти. Надеемся, что, как и подобает Изумруду, наш havel_havalimБлейзиус, верная душа и золотое сердце, пребудет лишь в чистых руках. Счастья тебе, радость моя! И, кстати, с днем святого Валентина! А в подарок все же янтарное дерево, сам занешь, я непоследователен и нелогичен, а оно такое классное!
karwell: (Default)
Заповедник Сказок

Моему дорогому социю в день его консекрации

Среди полей и оврагов стоял некогда город, а за полями и оврагами рос густой и темный лес. В этом лесу пряталась полуразвалившаяся каменная часовня, а в часовне жил да был мантикор. Жил он не пышно, сам по себе, охотился, кормился, чем Бог пошлет, других таких в округе не было, а в лесную глухомань мало кто захаживал. Никто и не ведал, что он тут проживает, и про часовню давно уже позабыли. Однажды мантикор ушел поохотиться и пропал надолго, а когда вернулся, сразу понял, что в его доме гости. На груде валежника и старых листьев, сметенных в тот угол, где крыша в дождь не протекала, далее )

Profile

karwell: (Default)
karwell

January 2014

S M T W T F S
   1234
56 7 891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 05:42 am
Powered by Dreamwidth Studios